Остров Свободы не изменит революционного курса

Остров Свободы не изменит революционного курса

Каким путем пойдет Куба и ждут ли революционный Остров Свободы революционные изменения? Такими вопросами все чаще задаются эксперты после ухода на минувшей неделе с поста главы Госсовета (президента) Кубы Рауля Кастро. Его сменил первый вице-президент Кубы Мигель Диас-Канель Бермудес, который единогласно был утвержден на эту должность членами Госсовета.

Мигеля Диаса-Канель Бермудеса на Кубе считают новатором, который идет в ногу со временем. Фото: REUTERSМигеля Диаса-Канель Бермудеса на Кубе считают новатором, который идет в ногу со временем. Фото: REUTERS Мигеля Диаса-Канель Бермудеса на Кубе считают новатором, который идет в ногу со временем. Фото: REUTERS
Несмотря на внешне кардинальные для острова изменения, Диас-Канель, избранный на пять лет, без всякого сомнения, продолжит революционный курс братьев Кастро. Рауль Кастро не ушел, а, образно говоря, просто отодвинулся в тень, до 2021 года оставшись главой компартии Кубы.

В своем первом выступлении в качестве главы Госсовета Кубы Диас-Канель пообещал «быть верным делу революции». «То, что мы можем ожидать от Мигеля Диаса-Канеля, — это непрерывность прежней политики и постепенная экономическая реформа, но не демократическая открытость или переход Кубы к более плюралистической политической системе», — полагает Диего Мойа-Окампо, старший аналитик IHS Markit. Диас-Канель имеет репутацию осторожного политика, который не склонен к резким шагам: одним из первых его решений было отложить реформу Совета министров до июля. Этот шаг явно свидетельствует о заинтересованности нового президента в кропотливых переговорах с так называемой «старой гвардией» о главных позициях в исполнительной власти.

Карта Джона Кеннеди с ракетами СССР на Кубе продана за 138 тысяч долларов
Первый после революции 1959 года «гражданский» президент карибской страны продвигался по карьерной лестнице под присмотром братьев Кастро. В западных медиа Диас-Канеля называют «образцовым продуктом» кубинской партийной системы, «верным питомцем» Рауля Кастро, который взрастил и даже выпестовал его в качестве преемника. Говорят, в последние годы Рауль исключил из власти всех тех, кто был больше всего связан с Фиделем, расчищая дорогу для Диас-Канеля. Речь идет о Луисе Орландо Домингесе, Робертико Робайне и Карлосе Лаге, которые шли по тому же пути, что и Диас-Канель, начав с лидерства в молодежных организациях.

Его кандидатура, сначала на пост главы родной для Фиделя и Рауля революционной провинции Ольгин (Ориенте), затем члена Политбюро и, наконец, с 2013 года первого вице-президента Кубы, безусловно, была согласована с лидером кубинской революции. Фидель Кастро, как говорил автору этих строк генерал-лейтенант госбезопасности в отставке, друг Рауля Кастро и автор книги о нем Николай Сергеевич Леонов, обладал как «звериным чутьем» на покушения, так и поразительной кадровой «прозорливостью». Безусловно, за новым лидером Кубы пристально следили и вели его. И он не допустил проколов и ошибок.

58-летний Диас-Канель за последние 25 лет, с тех пор, как он занял свою первую большую партийную должность, ни разу не дал повода усомниться в своей верности партии, в скромности и порядочности. Отказался от государственного особняка, положенного ему, как партийному лидеру, и продолжал жить в небольшой квартире. В самый тяжелый для Кубы, так называемый «особый период» в середине 1990-х годов, будучи главой провинции Вилла-Клара, также отказался от служебной машины и ездил на работу на велосипеде, при этом каждый день стараясь посещать дома простых людей, справляясь об их бедах и нуждах. Высокорослый и седовласый политик, которого за внешнее сходство называют «кубинским Ричардом Гиром», известен как новатор, старающийся идти в ногу с «технологичным временем». В 2009 году он был назначен министром высшего образования Кубы и получил высокую оценку за модернизацию учебных программ и внедрение компьютерных технологий во многие университетские программы. Он также был известен как один из первых высокопоставленных чиновников, который принес ноутбук на правительственные заседания.

Мигель Диас-Канель старался держаться в тени Рауля Кастро и не «светился» на публике, тем более не выступал с громкими заявлениями. Впрочем, он может сказать жестко — особенно, в адрес недругов Гаваны. Американцам и их союзникам из стран-членов ЕС не стоит питать иллюзий: панибратские отношения с ними новый кубинский президент, тем более под присмотром и даже опекой со стороны Рауля Кастро развивать не будет. Нельзя забывать и о мощном военном истеблишменте, который является самой влиятельной силой в стране и сохраняет контроль над всеми ключевыми секторами экономики, будь то туризм или производство рома. Любые экономические инициативы на Кубе Диас-Канель будет попросту обязан согласовывать с военными.

Путин переговорил с кубинским руководством
Приоритетным в плане внешней политики станет укрепление «братских связей» с Венесуэлой, которая продолжает осуществлять поставки нефти по символической цене на Остров свободы. Первым из иностранных лидеров 22 апреля Диас-Канель принял главу Венесуэлы Николаса Мадуро. Последний в заявлении для прессы подчеркнул, что «истинное единство, независимость и свобода двух стран зависят от экономической интеграции, которая успешно развивается». Днем позже в Гавану прилетел лидер Боливии Эво Моралес. Диас-Канель подтвердил, что намерен продолжать программу «Чудо», в рамках которой были решены проблемы со зрением для 700 тысяч боливийцев. На встрече с Моралесом кубинский президент подчеркнул, что его задача — развивать наследие Фиделя. Диас-Канель будет развивать стратегическое партнерство с Россией. Кстати, одним из первых его поздравил с избранием на должность президент России Владимир Путин.

Две главные проблемы, даже вызовы, с которыми предстоит столкнуться новому президенту, по единодушному мнению экспертов, представляют ухудшающаяся экономическая ситуация в стране и крайне непростые отношения Гаваны и Вашингтона. Диас-Канель известен своей жесткой позицией в отношении Соединенных Штатов и вряд ли наладит контакт с Трампом, не скрывающим своей ярко выраженной антипатии к революционному кубинскому режиму. С большой долей вероятности, отношения между двумя странами в обозримой перспективе будут только ухудшаться. Трамп уже после избрания нового президента Кубы дал понять, что будет сдерживать западных бизнесменов от инвестиций в экономику острова, а эмбарго в отношении Гаваны в ближайшие годы отменено не будет. Как известно, раньше американцы применяли тактику диверсий, покушений и саботажа на Кубе. Уже в новейшее время они перешли к активному пропагандистскому воздействию: так, только на кибернаправлении, как в свое время рассказывали мне в посольстве Кубы в Москве, против Гаваны работало около 600 сотрудников американского Агентства национальной безопасности (АНБ). Из Флориды посредством радиопередатчиков на кубинский режим беспрестанно лились потоки грязи.

В последнее время США и западные страны применяют тактику, которая использовалась ими в отношении СССР и стран Восточной Европы. В Вашингтоне знают, что на Кубе есть десятки тысяч молодых парней и девушек, которые не хотят экономить на всем, как их родители. Глаза этих ребят, чье мировоззрение формировалось с появлением на Кубе интернета, смотрят на Запад. Там, зная об этом, работают с 20-30-летними молодыми людьми, активно, через различные фонды, приглашая кубинцев на стажировки. Приучая их к «вкусу» доллара и евро. Так, два года назад только в Испанию прибыло около шести тысяч молодых кубинцев. И куда? В качестве программистов, инженеров, медиков? Отнюдь. Их зовут как официантов, в лучшем случае менеджеров отелей. Готовят обслугу на перспективу, на тот случай, когда на остров хлынут богатые американцы и европейцы? Похоже, расчет заключается именно в этом. Вместе с тем, неужели на Западе не понимают: кубинская молодежь — будущее страны, не сможет забыть, что она родилась и живет в условиях тяжелых проблем, вызванных недружественной политикой блокады, введенной США? Неужели они думают, что Куба так просто поступится своими принципами, в первую очередь революционной гордостью, чтобы выйти из бедности? Подобное ведь не сработало в «особый период», когда от Кубы отошел Советский Союз, а рядом еще не было китайцев и «венесуэльской нефти» имени Чавеса. По словам нескольких собеседников «РГ», североамериканцы сейчас просто ждут, когда с политической сцены на острове окончательно уйдет «старая гвардия» и можно будет реализовать постсоветский сценарий, вырастив поколение нуворишей, готовых продавать идеалы. Впрочем, несмотря на любовь многих кубинцев к разного рода денежным знакам, деньги на острове решают не все. Здесь еще сильна вера в идеалы.

Новый лидер Кубы заявил о невозможности возврата к капитализму
В экономическом плане, несмотря на десятки тысяч открывшихся частных организаций и заведений, мину замедленного действия представляет едва ли не катастрофическая ситуация в сфере ЖКХ и, особенно, канализации, инфраструктура которой не обновлялась еще с дореволюционных времен.

Между тем в политической элите Острова Свободы уже произошли существенные кадровые изменения. Исторически сложилось, что кубинское правительство при Кастро состояло в основном из белых людей, особенно преклонного возраста. Как отмечает New York Times, на прошлой неделе было необычно видеть, сколько женщин и афрокубинцев были избраны на должности в высшем эшелоне кубинской политики: половина из шести вице-президентов правящего Государственного совета являются темнокожими, в том числе первый вице-президент.

У Кубы не так много вариантов будущего. И самым худшим будет отказаться от тех социальных завоеваний и благ, что дала революция во главе с Фиделем. Мигель Диас-Канель не просто понимает это. Он воспитан на том, что отказаться от них — будет равносильно отказу от самой Революции. «Если огонь кубинской революции будет потушен — это станет позором для человечества», — поразительно точно сказал на этот счет Пабло Неруда.

Метки записи:  , , ,

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>