Сто лет назад императорские резиденции в окрестностях Петербурга стали музеями

Сто лет назад императорские резиденции в окрестностях Петербурга стали музеями

Век назад императорские резиденции в окрестностях Петербурга стали музеями. Но сначала новая власть планировала переделать царские покои в санатории для рабочих. Репортаж Алисы Паршаковой.

На берегу залива в Нижнем парке располагался пляж. В теплый солнечный день он был усеян лежаками. Стояли кабинки для переодевания, киоски с мороженным и напитками. Когда гостям надоедало загорать они шли в Большую императорскую оранжерею, где на прокат можно было взять мяч, ракетки для тенниса, велосипед или посмотреть фильм. В этой части находился кинозал. Ровно сто лет назад большевики решили сделать все четыре дворца в Петергофе, Гатчине, Царском Селе и Павловске полезными для народа. Переписывать имущество начали за год до трагической гибели царской семьи. За полтора месяца до расстрела в Екатеринбурге здесь гуляли первые посетители.

«Люди не умели ходить в музеи, у них навыка этого не было. Они шли движимые пытливым любопытством посмотреть, как жили цари», ‒ объяснила генеральный директор ГМЗ «Петергоф» Елена Кальницкая.

Все это время фонтаны молчали. Тишина была во время Первой мировой войны и революции. Новые хозяева разрешили им говорить только в 20-х, да и то по несколько часов в день. К слову, у дворцов было сразу два директора: искусствовед и партийный комиссар.

«До Великой Отечественной войны фонтаны практически не работали, гидротехнические сооружения были выполнены в деревянных конструкциях. Деревянные конструкции прогнили, были размыты берега, были разрушены платины, шлюзы, трубопереходы в ужасающем состоянии», ‒ рассказала заведующая сектором гидротехнических сооружений ГМЗ «Петергоф» Нина Ершова.

На ремонт денег катастрофически не хватало. Хотя вход был платным. В Большой дворец можно было попасть за 35 копеек. Столько в те времена стоил килограмм мяса. Петергоф продолжал «таять», он словно растворялся «в своей полезности народу». Дошла очередь до главного дворца. Для отдыхающих в каждом зале хотели разместить по 200 кроватей. Придворный директор, так себя называл Николай Ильич Архипов, в очередной раз не смог промолчать.

«Архипов был арестован 1 октября 1937 года. Одним из обвинений была неправильная идеологическая линия. Считали, что директор ретроград», ‒ пояснил заведующий отделом музейных исследований ГМЗ «Петергоф» Павел Петров.

Тогда еще никто не подозревал, что самое страшное «русский Версаль» ждет впереди. В 41-м немцы захватили дворец и парк на два с половиной года. Почти 70 процентов было утрачено. После войны реставраторы начали воссоздавать былое величие на основе описи 20-х годов. Работы до сих пор продолжаются, но особая атмосфера царской резиденции уже вернулась в музей-заповедник «Петергоф».

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>