Чем обернется очередной продуктовый конфликт между Россией и Белоруссией

Чем обернется очередной продуктовый конфликт между Россией и Белоруссией

Между Россией и Белоруссией разгорается очередной продуктовый скандал. Москва возмущена реэкспортом попавших под эмбарго товаров, а Минск — ограничениями на поставки продукции с белорусскими этикетками. Приведут ли взаимные претензии к прекращению торговых отношений — разбиралась «Лента.ру».

У продуктовых взаимоотношений России и Белоруссии и так не слишком гладкая история, а новый ее поворот случился после введения Россией продуктового эмбарго в отношении товаров из ЕС, США, Канады и Австралии.

В минувшем году Россельхознадзор несколько раз вводил ограничения на поставку в Россию мясной и молочной продукции с ряда предприятий Белоруссии, объясняя это нарушением техрегламентов ЕАЭС. Позже частично эмбарго было снято, но в конце прошлого года министр сельского хозяйства и продовольствия Белоруссии Леонид Заяц говорил, что в поставках продовольствия на рынок России ограничены 20 белорусских компаний.

В Минске считают, что Россельхознадзор предвзято относится к белорусским предприятиям. По словам замминистра сельского хозяйства и продовольствия Белоруссии Игоря Брыло, «на административной границе между Белоруссией и Россией установлены пункты предварительного уведомления, и белорусская продукция подвергается тотальному осмотру со стороны Россельхознадзора». Он отмечал, что отбор и транспортировка проб продукции происходит с нарушениями и «нет гарантии, в каких условиях — стерильных или нестерильных — эта продукция доставляется в лабораторию и за какой промежуток времени».

В Россельхознадзоре заявляли, что власти Белоруссии не хотят решать системные проблемы с контролем качества производимых в стране продуктов питания. По словам замминистра сельского хозяйства России Евгения Громыко, слова которого приводил ТАСС, за последние три года ни один ветеринарный инспектор Белоруссии не был «ни наказан, ни уволен с работы при сотнях случаев нарушений». Замминистра уверен, что Россия действовала правильно, вводя ограничения в отношении некоторых белорусских производителей продовольствия.

Очередное эмбарго в отношении белорусской продукции Россельхознадзор ввел в феврале 2017 года, обнаружив, что белорусские предприятия поставляли в Россию украинскую и европейскую продукцию, запрещенную к ввозу. В ответ Белорусские надзорные органы ограничили поставки мясных изделий на российский рынок с одного из предприятий компании «Серволюкс» в связи с «неоднократными нарушениями микробиологических показателей».

Взаимными запретами на этот раз дело не ограничилось. На минувшей неделе президент Белоруссии Александр Лукашенко раскритиковал действия главы Россельхознадзора, пригрозив привлечь Сергея Данкверта к уголовной ответственности. «Вот возбудить уголовное дело, и мы его достанем. Когда он у вас побудет в следственном изоляторе, тогда он будет давать себе отчет, что он творит», — сказал глава государства министру внутренних дел Белоруссии Игорю Шуневичу.

В Россельхознадзоре к заявлению президента Белоруссии отнеслись спокойно, заявив, что бояться нет причин, поскольку ведомство «осуществляет свою деятельность в рамках правил международной торговли». Политика здесь ни при чем, заявила пресс-секретарь службы Юлия Мелано, добавив, что ограничения носят технический характер, и на каждое имеется лабораторная аргументация.

Урожайные годы

Также в российском надзорном ведомстве сообщили, что не собираются останавливать поставки продовольствия из Белоруссии, если дело против Данкверта все-таки будет возбуждено. «Я бы в первую очередь просил сначала разобраться с теми, кто украинскую говядину, 10 тысяч тонн, компания «Георгий и сыновья», оформили как белорусскую и привезли в Россию. Это подтвержденный факт, лучше бы с этим занимались», — прокомментировал ситуацию Данкверт.

Глава Россельхознадзора неслучайно обратил внимание именно на факт реэкспорта, поскольку именно эти нарушения вызывают наибольшие претензии надзорного ведомства. С момента введения Россией продэмбарго в отношении продуктов из ЕС, США, Канады, Австралии Белоруссия не раз подвергалась критике с российской стороны, которая подозревала союзное государство в реэкспорте в РФ санкционной продукции.

Российские правоохранительные органы неоднократно фиксировали огромные несоответствия между объемами ввозимой из сопредельных стран сельхозпродукции и официально выращенной. К примеру, в 2015 году в Россию было импортировано 573 тысячи тонн белорусских яблок и грибов, что в пять раз превышает собранный в Белоруссии урожай. В сентябре 2016 года заместитель генерального прокурора Владимир Малиновский говорил, что запрещенные к ввозу в Россию продукты зарубежных стран нередко поставляются по поддельным сопроводительным и фитосанитарным документам, в том числе и под видом белорусских товаров. Ситуацию, отмечал он, усугубляло и то, что на границе России и Белоруссии не проводится фитосанитарный контроль ввозимых товаров.

Осенью 2016 года Россельхознадзор заподозрил Белоруссию в реэкспорте томатов. Как отмечали в российском ведомстве, после введения правительством России 1 января 2016 года ограничений на поставки турецкой сельхозпродукции за восемь месяцев текущего года импорт турецких томатов в Белоруссию увеличился почти в четыре раза — с 17 до 64 тысяч тонн. Также, по данным службы, за последние два года — с момента введения Россией продуктового эмбарго — Белоруссия увеличила импорт томатов с 80 до 144 тысяч тонн якобы за счет резкого увеличения поставок из Египта, Марокко, Турции, Израиля, Боснии и Герцеговины.

С импортом в Россию белорусского мяса тоже было не все гладко. По словам Сергея Данкверта, в 2016 году Белоруссия реэкспортировала в РФ минимум 15 тысяч тонн украинской говядины. При этом реальные объемы могут достигать 30 тысяч тонн, а поставки украинской сельхозпродукции в Россию были запрещены с 1 января 2016 года. Помимо этого, по итогам проверок в Россельхознадзоре констатировали, что «с завидной постоянностью фиксируются следы повторной переупаковки и следы первичной маркировки (перемаркировки товаров), а также следы срезов ветеринарных клейм».

Взаимно важный экспорт

Какая же сторона пострадает, если продуктовый конфликт зайдет слишком далеко и обернется массовыми запретами поставок? По мнению экспертов, пострадать могут обе страны, хотя и в разной степени.

В прошлом году Белоруссия поставила в Россию мяса и живого скота на сумму около 435 миллионов долларов, при этом 3/4 пришлось на охлажденную говядину, производство которой в России, в отличие от свинины и мяса птицы, показывает крайне скромную динамику роста. Однако если посмотреть на структуру рынка, то выяснится, что, несмотря на достаточно внушительные объемы поставок, запрет на ввоз в Россию говядины из Минской области, о котором сейчас говорят в Россельхознадзоре, приведет к снижению объемов рынка лишь на 1,5 процента и не окажет существенного влияния ни на объемы рынка, ни на динамику цен, комментирует ситуацию аналитик ГК «Алор» Кирилл Яковенко.

Он напоминает, что, согласно правилам ЕАЭС, производителем товара считается страна, в которой были осуществлены операции по его переработке, что повлекло изменения в классификационном коде товара по Единой товарной номенклатуре. Именно этой лазейке в законах российский рынок обязан существованию белорусских морепродуктов, а эта страна без выхода к морю является в условиях ограничения импорта из стран ЕС одним из крупнейших в Европе для России поставщиков тихоокеанского лосося, морских креветок и кальмаров. Также в прошлом году Белоруссия стала одним из крупнейших поставщиков сыров: только за первые 10 месяцев 2016 года их было экспортировано в Россию на сумму порядка 615 миллионов долларов, то есть даже больше, чем было произведено за тот же период в стране без учета внутреннего потребления и экспорта в другие страны.

«Безусловно, российский продовольственный рынок для Белорусских предприятий и сельхозпроизводителей является ключевым, так доля экспорта в нашу страну составляет 94,5 процента — за 11 месяцев прошлого года продукции было поставлено на 1,95 миллиарда долларов», — говорит аналитик IFC Markets Дмитрий Лукашов. При этом эксперт считает, что потеря белорусского продовольствия, например в связи с частичным запретом на продукцию мясной и молочной отрасли, никак не отразится ни на ценах, ни на потребителях.

Но и для Белоруссии, считает эксперт, не все так плохо, так как с момента обострения отношений Москвы и Киева Минск начал извлекать экономические плюсы от конфликта. Так, страна стала главным торговым партнером Украины и переориентировала туда поставки продовольственных товаров, военной техники, а также нефтепродукты и бензин.

Также Белоруссия фактически превратилась в транзитера между двумя враждующими странами и стала активно импортировать продукцию с Украины, констатирует эксперт. О фактах превышения объема поставок над числом реально выращенной внутри страны растительной продукции ходят легенды. Например, спустя год после внедрения ответных санкций между ЕС и РФ белорусские фирмы в общей сложности закупили 99,63 процента украинских фруктов на сумму более 554 тысяч долларов. Безусловно, такое поведение не могло не насторожить Россельхознадзор и вопросы о перепроверках и недоверии к партнерам продолжали назревать.

При этом реальные экономические выгоды Белоруссии от этой ситуации спорны, считает Дмитрий Лукашов. С одной стороны, бюджет выполняется — пусть с небольшим, но профицитом. Но связано это скорее с вялотекущим развитием экономики и тем, что Белоруссия продолжает получать от России беспошлинно нефть, перепродавая ее уже в переработанном виде на Украину и имея стабильный доход. Однако экономика страны пребывает в рецессии (в 2015 году ВВП упал на 3,8 процента, в 2016 — на 2,6 процента), и в первую очередь на дно ее тянет неконкурентоспособная промышленность.

Может ли экономика страны «выехать» за счет переориентации экспорта продуктов? «ЕС белорусские продукты просто не нужны — Евросоюз ведет протекционистскую политику в отношении собственных производителей, — говорит Кирилл Яковенко. — Как видно на примере украинского экспорта, упавшего с момента начала евроинтеграции и квотирования объемов поставок сельскохозяйственной продукции на западные рынки, заменить российского потребителя европейский не сможет». При этом потеря российского сбытового рынка может окончиться длительным и тяжелым финансовым кризисом, считает адвокат бюро «Деловой фарватер» Сергей Литвиненко.

То, как будет развиваться конфликт между надзорными органами и Минском, полностью зависит от «настроений» Лукашенко и его заявлений, считает первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал. Ситуацию, по его мнению, можно урегулировать довольно быстро, если белорусский президент «не будет раздувать вокруг нее политический конфликт».

И все же, по мнению аналитиков, угрозы Лукашенко не стоит недооценивать. Экспорт продуктов питания из Белоруссии в Россию одинаково важен для обеих сторон, особенно если говорить о молочной продукции, отмечает Кирилл Яковенко. В прошлом году, по данным Росстата, объем производства сыров вырос лишь на 3,4 процента. Было произведено 464 тысячи тонн, а импортировано из Белоруссии более 180 тысяч тонн. При этом в России за год практически не изменились объемы производства молока, а импорт вырос на 13 процентов, сухого молока и сливок было ввезено и вовсе на 25 процентов больше, чем в 2015 году. Свыше 90 процентов импортной «молочки» в Россию попадает из Белоруссии или через нее. Таким образом, закрытие российского рынка для белорусских товаров при условии сохранения режима продэмбарго для стран ЕС, чревато, по мнению аналитика, серьезным разгоном инфляции, темпы которой могут получить дополнительные 2,5-3 процента в годовом выражении.

Однако, по мнению Сергея Ливиненко, тот факт, что в январе 2017 года Минсельхоз Белоруссии сообщил, что в новом году республика намерена сохранить объем поставок продуктов на российский рынок на уровне прошлых лет, говорит о намерении Минска сохранить внешнеторговые отношения с Москвой.

Учитывая масштаб поставок белорусского продовольствия в Россию, гнев Лукашенко вполне объясним, но возбуждение уголовного дела с «формулировкой»: «нанесение серьезного ущерба экономике» — крайняя и необъективная мера, которая будет признана только на территории РБ, отмечает Дмитрий Лукашов. Если все же на Дакверта заведут дело, то он вряд ли посетит Белоруссию с рабочим визитом, а возложит это на своих подчиненных. Ведь на всех подряд заводить дела никто не станет, а ввести полный запрет на деятельность российской инспекционной службы Белоруссия не сможет, поскольку это стало бы реальной причиной полного прекращения торгового оборота, который не выгоден ни Белорусской экономике, ни ее российским торговым партнерам.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>