Александр Соболев: Не каждый сильный футболист может заиграть в «Спартаке»

Александр Соболев: Не каждый сильный футболист может заиграть в «Спартаке»

Нападающий «Спартака» Александр Соболев побывал в редакции «Российской газеты» и откровенно поделился своим мнением о нынешнем сезоне, о шансах «красно-белых» на выход в плей-офф Лиги Европы и шансах сборной на путевку на чемпионат мира.
«Деловой завтрак» с Александром Соболевым

Московский «Спартак» в этом сезоне изрядно лихорадит. Победы над «Наполи» в Лиге Европы москвичи чередуют с невнятными играми в российской Премьер-лиге против «Краснодара», «Уфы». Один из немногих, кому удается сохранять стабильность — форвард Александр Соболев. Он не уходит без голов или результативных передач в последних матчах, независимо от турнира. Несмотря на плотный график, Саша нашел время заглянуть и в редакцию «Российской газеты», где, во-первых, получил диплом от Европейского движения Фэйр Плей, а во-вторых, рассказал, что происходит со «Спартаком» и как с этим быть.

Давление. Критика. Иммунитет
На команду давит, что этот сезон проходит в год столетия «Спартака?

Александр Соболев: У нас была встреча с болельщиками, и мы говорили на эту тему, но не на камеру. Когда сезон только начался, давления не было. Но после нескольких поражений ситуация изменилась. Все везде говорили о столетии клуба, необходимости побеждать, о чемпионстве. При переходе в «Спартак» меня спрашивали: когда будешь выходить на поле, будешь нервничать? И я думал, что со мной никогда такого не произойдет, что у меня сильный характер. Но, когда ты тут оступился, там проиграл, то попадаешь под колоссальное давление.

Научился с ним справляться?

Александр Соболев: Со временем ко всему привыкаешь. Когда я только пришел в «Спартак», все было хорошо: я забивал, мы заняли второе место, отовсюду любовь. А сейчас все наоборот — сплошная критика. Думаю, это давит не только на меня, но и на всю команду, причем очень сильно. Однако сейчас мы стали более стрессоустойчивыми, выработался иммунитет. Может, именно из-за этого давления я не мог в определенных моментах проявить себя так, как этого требовали болельщики. Но я постоянно работаю над собой, сейчас понимаю, что работать под давлением — это важное умение.

Но ведь в недавнем домашнем матче с «Наполи» в Лиге Европы у тебя получилось здорово: дубль в ворота одной из ведущих итальянских команд.

Фото: Виталий Тимкив / РИА Новости
Судья ошибочно назначил пенальти в ворота «Краснодара» в матче со «Спартаком»
Александр Соболев: Там я вышел спокойным и играл в свой футбол. Так надо делать и в матчах чемпионата, но поначалу было тяжело, очень тяжело. Именно поэтому не каждый сильный футболист способен заиграть в «Спартаке». И дело здесь не в уровне, а в давлении. Причем оно всегда: выиграл -давят, уступил — тоже давят.

В одном из интервью по ходу прошлого сезона ты сказал, что у «Спартака» выработался дух победителя. Куда он делся сейчас?

Александр Соболев: Сложно сказать, но все эти громкие слова про чемпионство, столетие клуба — они влияют. Ты выходишь на каждый матч с мыслью, что нужно обязательно победить. И из-за этого давления ты играешь не так, как можешь.

На пресс-конференции после «Наполи» Витория сказал, что за то время, что он в «Спартаке», ты провел свой лучший матч. Согласен?

Александр Соболев: Не знаю. Если он так говорит, значит, так оно и есть. Он тренер, ему виднее. Но я и с «Лестером» дома провел хороший матч, второй тайм с «Локомотивом» был неплохим. Однако Витории виднее, он пересматривает наши встречи по несколько раз.

Александр Соболев: Когда я только пришел в «Спартак», все было хорошо, отовсюду любовь. А сейчас — сплошная критика
А какой матч за «Спартак» — самый запоминающийся именно для тебя?

Александр Соболев: Наверное, теперь с «Наполи» (улыбается). А так еще отметил бы игру с ЦСКА в полуфинале Кубка России, когда выиграли 3:2 в дополнительное время. Полный стадион, дерби — такое не забудешь.

Романцев. Витория. Тедеско
Легко переключаться после «Наполи» на условную «Уфу»?

Александр Соболев: Если брать в плане настроя — что на «Наполи», что на «Уфу», он одинаковый. Выше головы не прыгнешь: ты играешь так, как умеешь. Не скажу, что по своей значимости Премьер-лига уступает Лиге Европы.

Тогда такой вопрос от нашего читателя. Александр, почему «Спартак» хорошо играет только в еврокубках?

Александр Соболев: От «Спартака» всегда требуют побед — это очевидно. Возможно, я не ожидал, что столкнусь с таким давлением, если что-то начнет не получаться. Думал, легко справлюсь, но какое-то время не удавалось этого сделать. Сейчас получается лучше.

Когда не мог справиться с давлением, кто-то помогал тебе?

Александр Соболев: В основном ни с кем не общался, просто стал спокойнее относиться к некоторым вещам. Если раньше мог почитать прессу, то сейчас нет. Главного тренера «Локомотива» вот поменяли — так я узнал об этом только через две недели. Полностью вышел из соцсетей, пропал, можно сказать. Ничего не читал, не смотрел. Реально стало легче. Нужно переключаться и не обращать внимания на лишние вещи. Надо работать и все наладится.

Но невозможно ведь полностью отключиться…

Александр Соболев: Конечно, что-то видишь…

Баннеры на фанатских трибунах.

Александр Соболев: Сперва отнесся к ним спокойно. Но когда потом начались разговоры о ночных клубах и так далее — я просто понял, что не надо тратить на это свое время. Людям, которые хайпуют на «Спартаке», выгодно, чтобы мы проигрывали. Ведь тогда у них есть повод рассказать о футболистах что-то плохое.

По поводу критики. Недавно Олег Иванович Романцев снова сказал, что у него Робсон и Юран стояли насмерть, а Соболева чуть коснешься, и он падает. Что скажешь?

Александр Соболев: Конечно, прислушиваюсь к мнению таких людей. Но когда говорит какой-то эксперт, который футбол видел только по телевизору — это смешно. Вот почему перестал читать СМИ и смотреть футбольные программы. В последний смотрел, наверное, в Томске. Мне было интересно, что про меня скажут и все такое. Сейчас какую-нибудь игру включил, закончилась она — выключил.

То есть экспертизу Владимира Быстрова ты ни разу не видел?

Александр Соболев: Знаю только про мем «Володька» (Так однажды представился Быстров, когда задавал игрокам вопросы в прямом эфире «Матч ТВ» — Прим. «РГ»).

И эфир после матча «Зенита» с «Мальме», в котором Быстров обвинил питерцев в трусости, не смотрел?

Александр Соболев: Нет. Я вот одного не понимаю: они ведь тоже были футболистами, как мы сейчас. Зачем иронизировать, что-то рассказывать, когда у команды неудачный период? Вы же сами были игроками — зачем это?

Игру с «Наполи» посетил Доменико Тедеско. Для вас имело значение, что он приехал?

Александр Соболев: Мы знали, что он будет на матче. В раздевалку Тедеско не заходил, но потом мы поднялись в ВИП-ложу, чуть-чуть пообщались и все. Нам приятно, что бывший тренер решил поддержать нас.

Тедеско следит за «Спартаком»?

Александр Соболев: Сказал, что смотрит каждый наш матч, переживает. Как-то так.

Под давлением не только игроки, но и ваш главный тренер Руй Витория. Он похож на человека, которого каждый день «отправляют» в отставку?

Александр Соболев: На следующий день после поражения от «Краснодара» Витория собрал нас и сказал: продолжаем работать. Не вижу в нем никаких изменений: он остался таким же, каким и был в начале. У него свое видение игры, и он его воплощает. Другое дело — получается у нас или нет, но, опять же, изменений ни в тренировочном процессе, ни в быту, нет. Все так же.

А вы сами в его идеи верите?

Александр Соболев: Конечно. Он главный тренер — как мы можем ему не верить?

Но ведь бывает, что команда не может адаптироваться к требованиям того или иного специалиста.

Александр Соболев: У каждого тренера есть свои особенности. Мы стараемся выполнять все установки Витории, верим в его идеи. Тренировки у него интересные. Кстати, до меня доходили слухи, что якобы Соболев сливает тренера. Я вас умоляю — как это можно сделать? Выходишь один на один и специально бьешь мимо? Это полный бред. Мы уважаем нашего тренера.

Как вообще происходит общение с Виторией?

Александр Соболев: У нас постоянный контакт, ведь он тренер, а мы футболисты. Где-то подскажет, как и его помощники. У нас очень здоровая атмосфера в команде, хотя результаты порой огорчают. Витория и его штаб стараются максимально сделать так, чтобы все были на позитиве. Настраивает нас, что мы рано или поздно преодолеем эту черную полосу.

Вы называли Тедеско босс, мистер. Как называете Виторию?

Александр Соболев: Я всегда называю его «тренер».

Витория с вами по-английски говорит?

Александр Соболев: Да. Сначала по-португальски говорил. Переводчик переводил. Мы попросили, чтобы Руй говорил на английском. Потому что все на 90 процентов понимают английский. Он начал сразу на английском общаться.

Карпин. Хорватия. Менталитет
Когда Карпина перед играми с Кипром и Хорватией спросили о тебе, он сказал, что раз Соболева нет в расширенном списке, то как игрок сборной он не рассматривается. Обидно было?

Александр Соболев: Не видел этих слов.

Александр Соболев: Ты несчастлив, когда проигрываешь, и никакие деньги не имеют значения. Приходишь домой, хочешь улыбаться, но это не искренне
И никто их не передавал?

Александр Соболев: Может и передавали, но я просто мимо ушей пропустил и все. Сказал и сказал.

По самолюбию такие вещи не бьют?

Александр Соболев: Конечно, хочется играть за сборную. Да, наверное, это был небольшой удар, но не такой прямо сильный, чтобы сидеть и думать — что теперь делать? Просто надо продолжать работать, трудиться. Черчесов меня тоже не сразу вызвал. В футболе всегда нужно доказывать. Не будешь играть так, как нужно сборной — тебя в ней не будет. Не зовут — значит нужно пахать еще больше.

Смотрел матч с хорватами?

Александр Соболев: Конечно.

Чувствовал, что можешь помочь сборной?

Александр Соболев: Да.

Какой ты болельщик — сидишь молча на нервах или кричишь, бьешь по столу?

Александр Соболев: Нет, я спокойный, в себе все держу.

Чувствовалось, что хорваты все-таки дожмут нас?

Александр Соболев: Если честно, было такое ощущение. Очень тяжело обороняться 70 минут и не допустить ни одной ошибки, тем более под таким давлением. Но я верил в ребят. Мы вон с «Лестером» тоже стояли у своих ворот 80 минут, однако забили, добились результата. Это футбол, здесь все может быть. Могли не пропустить от хорватов, на 85-й минуте убежать в контратаку и забить. То недоразумение, которое произошло с Кудряшовым, на которого потом все набросились — просто стечение обстоятельств. На его месте мог оказаться любой другой. Проигрывает команда, а не один футболист.

После матча Карпин сказал, что главная проблема наших игроков — боязнь. По его мнению, мы способны на большее, но мешает психология.

Александр Соболев: Смотрел то интервью. Он сказал, что когда требуют результат, появляется страх. У нас ведь как: любое поражение сборной — это катастрофа, идет давление. Вон как на бедного Кудряшова обрушились. Конечно, после такого будешь бояться ошибиться.

Ты сказал про давление. Однако и от хорватов их болельщики ждали только победы.

Александр Соболев: Но если бы они не выиграли, у них в стране кто-то воспринял бы этот результат как глобальную катастрофу? Не думаю.

Почему? Возможно, что так и было бы.

Александр Соболев: Нет, вряд ли. Португалия вон уступила Сербии — там вообще все спокойно. Ну проиграли, да, — это футбол.

А ты видел, какие были заголовки в португальских газетах?

Александр Соболев: Нет, но у нас тренер португалец, и я у него спросил, как там отнеслись к поражению? Он сказал, что есть небольшая критики, но команда будет спокойно готовиться к стыкам. Так что по поводу давления полностью соглашусь с Карпиным. Даже если у нас последний решающий матч на крупном турнире будет с Бразилией, все равно все будут ждать от нас победы. Такой менталитет.

Как сделать, чтобы это давление не влияло так сильно на игроков? Ведь оно никуда не денется: такие критические ситуации будут повторяться из раза в раз.

Александр Соболев: Люди разные. Кто-то читает прессу, кто-то не читает. Нужно просто выключиться, абстрагироваться от всего. Выходить на поле сконцентрированным. Это как пенальти. Когда походишь к точке, весь стадион гудит. Ты же как-то абстрагируешься, не слышишь этого стадиона. Просто подходишь и бьешь. Концентрация только на мяче и на воротах. Вот по такому же принципу. Хотя опять же, у всех это происходит по-разному: кому-то, наоборот, может, и надо прессу читать, чтобы заряжаться этим негативом, чтобы злым быть.

Есть ощущение, что в решающих матчах, на Евро с Данией, сейчас с Хорватией игроки реально чего-то боятся, что что-то пойдет не так. Почему так происходит?

Александр Соболев: Все ждут суперрезультата. Если ты оступаешься, на тебя сразу обрушивается такой шквал критики, который не каждый может выдержать. Когда наступает решающая игра, у нас в России всегда так. Сейчас вот «Спартак» поедет в Польшу к «Легии», и будет то же самое.

То есть матч с «Легией» будет сложнее, чем с «Наполи», даже несмотря на то, что по классу итальянцы значительно выше польской команды…

Александр Соболев: Сто процентов. Сейчас после «Наполи» все будут ждать, что мы легко выиграем. Но это не так. «Легия» выиграла дома у «Лестера» и вела в счете в матче с «Наполи», хоть, в итоге, и крупно проиграла. Да, «Легия» — это не «Наполи» и не «Лестер», но там, на выезде будет не легче, чем в Англии. Произойти может всякое. Если что-то пойдет не так, это будет катастрофа. Глобальная катастрофа. И, наверное, это давит.

Ты зажимаешься, становишься сам не своим.

Получается, мы всегда будем оказываться в этом тупике?

Александр Соболев: Почему тупик. Просто нужно к этому привыкнуть. Выработать иммунитет. Просто спокойно выходишь и играешь.

Пенальти. Селихов. Деньги
Ты сравнивал давление в больших матчах с пробитием пенальти. Как ты научился абстрагироваться от толпы в эти моменты?

Александр Соболев: Как-то произошло само по себе.

Ты никогда не волновался, когда бил с «точки»?

Александр Соболев: Нет.

И даже в недавнем матче против «Краснодара», когда ты с первой попытки не забил, а потом перебивал?

Александр Соболев: Я за две недели до игры знал, если что — буду именно так бить. Тут Сафонов переиграл меня: я не выждал нужное время. Но, когда бил второй раз, был уверен на сто процентов, что забью. Пенальти — чистая психология: если не уверен, даже не подходи. Если не уверен — не надо, не забьешь. Конечно, ты все равно немного переживаешь. И будешь переживать. Но главное — быть уверенным.

Очередной вопрос задают наши читатели. Саша, для тебя важен клуб или контракт? Ты играешь за клуб или за деньги?

Александр Соболев: Хороший на самом деле вопрос. Вот постоянно говорят: деньги, деньги. Когда приходишь в футбол ребенком, ты не играешь за деньги. Когда играешь первый свой матч, ты не играешь за деньги. Я играл в Томске, в Самаре. Понятно, там тоже что-то платили, но это не такие большие деньги. Если хорошо играешь, переходишь в «Спартак»: там зарплаты другие, нежели в «Крыльях Советов». То есть, хорошие деньги платят, когда хорошо играешь. Мне неприятно, когда говорят: вот, ты подписал контракт, перестал играть, у тебя и так все классно. Когда проигрываешь, ты никаким деньгам не рад. Ты приходишь домой, у тебя там семья: пытаешься улыбаться, держать все в себе, но это не искренне. Ты несчастлив, когда ты проигрываешь.

Если говорить о человеке, который преодолевает травмы, обстоятельства и возвращается на уровень, наверное, сейчас это Саша Селихов в «Спартаке», согласен?

Александр Соболев: Очень рад за него. Когда сезон начался, он вроде хотел уйти в аренду куда-то, а я ему все время говорил: давай, давай, работай, жди, будет шанс в этом году точно. И ты им воспользуешься. Так и произошло. Я очень рад за него. Столько травм человек пережил, а сейчас играет.

Артем Ребров говорил, что Селихов такой человек, которому не нужна конкуренция. Он соревнуется сам с собой. В отличие от другого вашего вратаря, Александра Максименко. Ты какого типа человек? Тебе нужна конкуренция?

Александр Соболев: В Самаре не было конкуренции, я там все игры играл. В «Спартаке» конкуренция есть. Видимо, мне особо без разницы есть конкуренция или нет. Я всегда выхожу и делаю то, что я умею. Всегда выкладываюсь по полной. Отдаю всего себя. Понятно, что не все получается, но я выхожу на поле и делаю все, чтобы помочь команде. На пять минут, на десять. Я выйду на пять минут и отыграю так, чтобы в следующий раз выйти на десять. Слабину давать нельзя.

Молодые. Ветераны. Карточки
Сейчас в «Спартаке» здорово проявляют себя молодые ребята Игнатов, Литвинов Умяров. Как вы им помогаете? Обращаются ли они за советом?

Александр Соболев: Когда молодые ребята хорошо себя проявляют на тренировках, уже нет такого — молодой, не молодой. В первую очередь они доказали себе, нам, что готовы быть в основе. Мы со своей стороны можем только поддержать их в любой ситуации.

Нынешний сезон складывается непросто для «Спартака», но Александр Соболев даже в такой ситуации забивает голы. Фото: Михаил Синицын
Раз вспомнили Артема Реброва. Он недавно приостановил карьеру. Какую роль Артем сейчас играет в клубе?

Александр Соболев: Он общается с тренером, с руководством. Осуществляет коммуникацию, смотрит, чтобы не было конфликтов. Всех старается объединить. Если происходит конфликт, то Артем старается его решить. Но Артем делает только первые шаги в новой роли, так что подробно говорить об этом имеет смысл потом.

Еще один вопрос от наших читателей. Даже если получил травму, зачем лежать на газоне и ждать карточку? Как-то нехорошо. Сколько карточек у тебя из-за ничего, а следующая игра в пролете…

Александр Соболев: Пусть посмотрит момент. Когда я в подкат сыграл, Кулибали мне там коленом в голову попал. Поэтому лежал. Желтые да, получаю. Это моя болезнь. Я стараюсь работать над собой. Сейчас уже лучше, но не могу иногда себя сдерживать.

Ты помнил, что если получишь еще одну желтую с «Наполи», то пропустишь матч против «Легии»?

Александр Соболев: Конечно, помнил. Когда счет стал 2:0, начал думать об этом. Но все равно получил. Произошло на автомате. Увидел, что судья лезет в кармане и понял, что пропускаю следующий матч. Расстроился.

10 миллионов евро составляет трансферная стоимость Александра Соболева по версии Transfermarkt.de.
Бывало, что «висишь» на карточке, а тут такая ситуация, что хочется наорать, но ты успеваешь себя остановить?

Александр Соболев: Конечно! Вообще, если у тебя уже три желтых карточки и следующая влечет дисквалификацию, ты выходишь и играешь так, словно, тебе уже дали желтую карточку в игре. Где-то не прыгнешь, в подкат рискованный не пойдешь. И все равно, в самый ненужный момент получаешь желтую. Думаешь, надо условно дотянуть до матча с ЦСКА, потом четвертую желтую получу. В итоге, ты все равно получишь желтую перед матчем с армейцами и пропустишь его.

У вас есть еще один ветеран, Андрей Ещенко. Его функции каковы?

Александр Соболев: Помимо того, что Андрей тренируется наравне со всеми, он отвечает за атмосферу. Шутит, смеется. Ни с кем не конфликтует. Но если я начинаю игру на замене, стараюсь от него сесть подальше. Особенно, когда они с Ребровым вместе (смеется).

Сильно ругаются?

Александр Соболев: Да что видят, то и говорят. Достается всем. В игре ты этого, естественно не слышишь, но на скамейке в эти моменты находиться невозможно (смеется).

В прошлом году, когда Ребров еще был в составе, сразу два игрока, он и Ещенко, были старше главного тренера Доменико Тедеско. Это не подрывало авторитет тренера?

Александр Соболев: Вряд ли кто-то обращал на это внимание. Тренер есть тренер. Он — босс. В какой-то фирме начальник тоже может быть младше подчиненных. Ничего страшного.

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>