Франция определилась с участниками второго тура выборов

Франция определилась с участниками второго тура выборов

После объявления итогов первого тура президентских выборов в знаменитом парижском ресторане «Ротонда» на бульваре Монпарнас, где в свое время сиживали Пикассо, Шагал, а позже Хемингуэй, гулял напропалую вместе с супругой Брижит и ближайшими соратниками совсем не бедный основатель движения «На марше» 39-летний Эмманюэль Макрон.

В ночь после выборов противники Макрона и Ле Пен устроили погромы в центре Парижа. Фото: ReutersВ ночь после выборов противники Макрона и Ле Пен устроили погромы в центре Парижа. Фото: Reuters В ночь после выборов противники Макрона и Ле Пен устроили погромы в центре Парижа. Фото: Reuters
Для этого у него был прекрасный повод: набрав по уточненным данным 23,75 процента голосов, бывший инвестиционный банкир, а ныне «звезда» леволиберального бомонда, прошел во второй тур выборов, а он состоится 7 мая, и теперь с нескрываемым оптимизмом смотрит в будущее. Перед тем как оказаться в «Ротонде», Макрон пообещал, став президентом, «сплотить вокруг себя французов», переформатировать местный политический класс и ввести в будущее правительство «новые лица и таланты». Другие, минорные настроения царили в штаб-квартире кандидата от правой партии «Республиканцы» Франсуа Фийона. Ему не удалось обойти лидера «Национального фронта» Марин Ле Пен.

Макрон не представил четкой программы, не высказал намерений по возвращению Франции былой самостоятельности
Она прорвалась в финальный заезд, ставка в котором прописка на пять лет в Елисейском дворце, получив 21,53 процента голосов. Признав поражение, Франсуа Фийон возложил вину на себя. Никто из однопартийцев не стал возражать, а Эрик Верт, бывший министр труда во времена президентства Саркози, бросил ему в лицо: «Это не правые проиграли, а Фийон». Как здесь полагают, политическое будущее политика под большим вопросом. Кстати, идентичная картина и с выдвиженцем правящей пока Социалистической партии Бенуа Амоном. Этот вообще полностью рухнул в преисподнюю, набрав чуть больше шести процентов голосов.

В итоге сложилась беспрецедентная за всю историю Пятой Республики ситуация, когда ни один представитель традиционно сменяющих друг друга у кормила власти партий — социалистической и правой, которые с подачи Николя Саркози теперь называются «Республиканцами», не фигурирует в решающем втором туре президентских выборов. «Апрельское землетрясение», безрадостно констатирует парижская газета «Фигаро», симпатии которой по отношению к правым давно известны.

Что касается Марин Ле Пен, то в воскресенье и в ночь на понедельник она была далеко от города на Сене. Предпочла Энен-Бомон на северо-западе Франции, с которым у нее связаны приятнейшие воспоминания — там в 2007 году, будучи еще вице-председателем Нацфронта, она избиралась в Национальное собрание — нижнюю палату парламента. Викторию отпраздновала в просторном спортивном комплексе, вместившем многочисленных поклонников ее зажигательных речей. Свой результат назвала историческим и не погрешила против истины: на прошлых выборах в 2012 году была третьей, что не дало ей шанс потягаться силами с Франсуа Олландом. Правда, на этот раз в определенной степени такая возможность представится: ведь недаром многие называют, и не без основания, Макрона «реинкарнацией Олланда», а на расклеенных по городу то там, то здесь плакатах оба изображены стоящими рядом чуть ли не в обнимку, с милыми улыбками на лицах и с простенькой надписью внизу: «Еще пять лет?».

Откровенно говоря, отлучившись на денек из Парижа, Марин Ле Пен поступила вполне разумно, и ей не пришлось наблюдать погром, который устроили леваки и прочий люд, называющий себя «антиглобалистами», на площади Бастилии. Решив организовать «ночь баррикад» против Нацфронта, они громили витрины магазинов, поджигали автомобили, метали бутылки и камни в полицейских. Те отвечали слезоточивым газом и дубинками-«демократизаторами». Три десятка буйных были задержаны, кое-кого пришлось доставить в ближайший госпиталь. Что бы ни произошло во втором туре голосования 7 мая, уже сейчас можно констатировать, что нынешние кандидаты не дотягивают до таких политических фигур сравнительно недавнего прошлого, как президенты Де Голль, Миттеран, Ширак. Ни Саркози, ни особенно Олланда с ними не сравнить. Вряд ли поспоришь с утверждением, что при Олланде Франция во внешней политике подчинилась диктату не только США и НАТО, но и Германии. Во внутренних делах огромные проблемы — безработица, налоги. Олланд не пошел на переизбрание, однако Елисейский дворец разыграл — и удачно — карту Макрона. Молодой политик не представил четкой программы, не высказал намерений по возвращению былой самостоятельности во внешней политике. Но, проведя с помощью опытных политтехнологов умело построенную предвыборную кампанию, победил в первом туре. И Франция, вроде бы распрощавшаяся с прежним президентом, рискует в случае успеха Макрона во втором туре получить некую копию Олланда.

То, что Марин Ле Пен, занимающаяся политикой многие годы, добилась выхода на прямую дорогу к Елисейскому дворцу, в принципе вещь закономерная. Ее сравнения с отцом, с которым у Марин непростые отношения, некорректны. В ее программе не звучало ноток прежнего радикализма, так свойственного Национальному фронту прежних времен.

Итоги первого тура подводит политолог, профессор Парижского института политических исследований Клод Даржан:

— В пользу Макрона сыграл ряд обстоятельств, без которых во втором туре он не оказался бы. Во-первых, назначение в качестве кандидата от соцпартии Бенуа Амона, который не вписывался в присущий ей социал-демократический тренд. Поэтому от него отвернулись многие, а ряд видных представителей перешел в лагерь главного «марширующего» (Макрона. — ). Другой фактор — кампания по дискредитации Франсуа Фийона с помощью широко растиражированной скандальной истории с трудоустройством его жены. Что касается Марин Ле Пен, то она, несомненно, добилась значительного у спеха, но ей не удалось обойти Макрона, заняв первое место, чтобы на этой основе создать нужную динамику для второго тура. Но главная проблема главы Нацфронта заключается в том, что у нее незначительный резерв голосов для финала президентской гонки. Может быть, некоторая часть умеренно правого электората и пойдет за ней, но большая часть вряд ли. Скорее многие воздержатся от голосования, а некоторые проголосуют скрепя сердце за Макрона, как им, кстати, теперь рекомендуют «пораженец» Фийон и ряд других иерархов партии «Республиканцы». Конечно, всякое возможно во втором туре. Тем не менее если обратить внимание на многочисленные прогнозы, то они прочат победу Эмманюэлю Макрону, за которого могут проголосовать плюс-минус 60 процентов избирателей. Мне этот сценарий представляется вполне реальным.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>